Общественники требуют отменить патент на рилпивирин

Российские активисты требуют отменить действие патента на один из самых дорогих препаратов, используемых в лечении ВИЧ-инфекции — рилпивирин.
Рилпивирин — это антиретровирусный препарат класса ненуклеозидных ингибиторов обратной транскриптазы, которые используется для лечения ВИЧ. В России он зарегистрирован в двух формах: как отдельный препарат и в сочетании с тенофовиром и эмтрицитабином. Комбинация рилпивирина, тенофовира и эмтрицитабина поставляется на российский рынок под торговым наименованием «Эвиплера» — людям с ВИЧ достаточно принимать всего одну таблетку в сутки. Патентная защита на рилпивинин обоих форм заканчивается летом 2027 года.

В качестве отдельного препарата рилпивинин практически недоступен. По словам общественников, причинами этого является патентная монополия производителя  — фармкомпании Janssen. Представители компании говорили, что не будут подавать документы на включение рилпивирина в перечень Жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). По мнению активистов, это вызовет дефицит лекарства, несмотря на рекомендации Минздрава по его применению и Европейского клинического общества по СПИДу (EACS).

«Рилпивирин входит в число самых дорогих антиретровирусных препаратов в России. По данным за 2019 год, на закупку «Эвиплеры» Минздрав и регионы потратили почти 9 % совокупного бюджета на АРВ-препараты (2,37 миллиардов рублей). Годовой курс на одного пациента в 2019 году обошелся Минздраву в 320 835 рублей. Всего, по данным «Коалиции по готовности к лечению», в 2019 году было закуплено 7352 курса. Потребность Минздрава в «Эвиплере» на 2021 год составляет около 19 тысяч курсов. Это значит, что по ценам 2019 года на препарат придется потратить более 6 миллиардов рублей»,— подсчитали активисты.

Если патент на рилпивирин прекратит свое действие или на него выдадут принудительную лицензию, на российском фармрынке появятся дженерики, цена которых будет гораздо ниже. Согласно Государственному реестру лекарственных средств, в России уже зарегистрированы такие препараты, однако пока их нельзя поставлять — из-за патентной защиты. Общественники подчеркивают: ограничение или устранение патентной монополии позволит улучшить доступ к качественной, современной антиретровирусной терапии.